Мнение

Профессиональная этика и роль СМИ: интервью с профессором из Германии

Профессиональная этика и роль СМИ: интервью с профессором из Германии

Тоталитарной «пропаганде» нет места в свободном обществе. Однако в демократических государствах одновременно с демократией обществом правит безграничное влияние со стороны государства, частных лиц и СМИ. Сегодня мы говорим о журналистском образовании, профессиональной этике и роли масс-медиа в современном обществе с доктором Хорстом Пётткером.

Господин профессор, рада видеть Вас снова. Для начала два вопроса о журналистском образовании. Как Вы считаете, в чем состоит главное отличие в подходе к специальному журналистскому образованию в России и в Германии?

Главное отличие заключается в том, что журналистское образование в Германии во всех аспектах более ориентированно на практику, чем журналистское образование в России. В России большое значение придается, например, истории профессии. И я немного огорчен, что этой области в Германии уделяется недостаточно внимания. Потому что будущим журналистам также важно знать развитие и историю своей профессии. Ведь это очень мощный компонент мозаики, собрав которую, будущий специалист обретает собственное понимание профессии и представление о ней.

В Германии высшее образование можно получить в университетах и в высших школах. Насколько мне известно, высшие школы считаются практико-ориентированными учреждениями, а университеты – нацеленными на теорию и науку.

Эта разница формальна и есть только на бумаге. В таких университетах, как Технический университет Дортмунда, можно получить практико- и профессионально-ориентированное образование. Там для студентов есть много возможностей учебной практики, стажировок, есть учебная редакция. Я не могу сказать, что в высших школах непременно хуже развита научная деятельность или же хуже подготовлена теоретическая база, чем в университетах. Нужно обращать внимание также на то, что высшие школы лучше оборудованы, чем университеты. Для теории достаточно собственной головы, карандаша и листка бумаги, а для журналистской практики нужны как минимум компьютеры, камеры, микрофоны, и далее, далее, далее.

А в Германии вообще возможно работать журналистом без специального журналистского образования?

Да, конечно, профессия журналиста «свободная». У нас нет ограничений доступа в профессию. Журналистом можно работать без каких-либо экзаменов и необходимых квалификаций.

Система регулирования СМИ в Германии достаточно сложная. Кроме основных законов, у вас также функционируют Совет по прессе, Закон о прессе, регулирование телевидения и радио в федеральных землях.

Но имеет ли тот же самый Совет по прессе большое влияние на журналистику? Многие категорично сомневаются в этом. Я сомневаюсь немного меньше, но уверен, что между тем, что Совет по прессе утверждает в качестве этического эталона, и тем, что происходит на самом деле, есть разница. Я думаю, они могли бы делать больше, если бы они старались быть более публичными. Совет по прессе не очень много для этого делает. Хотелось бы, чтобы проблемы журналистской этики обсуждались немецкой общественностью. Это необходимо для того, чтобы профессиональная этика стала эффективней.

Каковы главные компетенции этих контролирующих органов и как они могу повлиять на работу и существование провинившегося масс-медиа?

Во-первых, Совет по прессе – это не ведомство, не государственное учреждение. Это организация, которую создали добровольцы и журналисты для того, чтобы осуществлять самоконтроль. Я рассматриваю «самоконтроль» с социальной точки зрения. Общественность должна быть вовлечена в управление журналистикой и реализацию контроля по соблюдению этических норм. У германского Совета по прессе есть свое видение самоконтроля, он считает, что медиа не могут контролироваться обществом извне. Все должно оставаться в пределах медиа-индустрии, и это немного проблематично. Я хотел бы им сказать: «Мы должны понимать «самоконтроль» как общественный контроль». И прежде всего, как я уже говорил, профессиональную этику можно сделать эффективней, если на данную проблему будет больше открытых дискуссий, которые должны быть инициированы средствами массовой информации, организациями Совета по прессе. Также Совет по прессе должен бы был организовать совместную работу добровольцев и журналистов. Члены Совета знают, что подразумевается под общественным контролем, но я бы хотел им предложить понимать общественный контроль как требование соблюдения «деликатности в публичности». Возможно, во время выборов медиа, стремясь получить прибыль, будут нарушать право на частную жизнь кандидатов. Они знают, насколько успешны СМИ, которые подглядывают через замочную скважину за более или менее знаменитыми персонами. Правила профессиональной этики гласят: «Приватность должна быть защищена от публичности». Для этого и существует защита частной жизни. Конечно, многими бульварными СМИ это правило нарушается. Но бульварным СМИ пришлось бы ограничить свои экономические возможности, если бы они этого не делали. И так как такие СМИ в Совете по прессе также имеют довольно сильное влияние, Совет по прессе не обнародует факты нарушения журналистской этики.

Ни в кое случае профессиональная этика не должна становиться эффективнее, благодаря сотрудничеству с государством и применению государственных санкций, внедрению государственного контроля. Но Совет по прессе получил в свои руки штрафные санкции. Я не знаю, что это может быть: лишение лицензии, денежный штраф, тюремный срок, запрет газеты или что-то в этом роде. Я считаю это неправильным. Санкции должны исходить от общественности, например, газету, которая часто пренебрегала профессиональными этическими правилами или необоснованно нарушает право на частную жизнь, люди просто больше не будут покупать. Общественность — это аудитория, которая на добровольной основе накладывает санкции на определенный продукт, с политикой которого не согласна. Такие санкции должны обратить на себя внимание (ведь развитие бизнеса будет зависеть от них) и играть более важную роль, которую качественные СМИ заметят и устранят нарушения, и менее качественные СМИ, которые не отреагируют, просто не будут покупаться. Пожалуй, так нарушения и должны наказываться.

Слово «пропаганда» не совместимо с демократическим устройством общества, но ни для кого не секрет, что есть прогосударственные СМИ и частные СМИ. Так существует ли по-настоящему свободная журналистика?

Нет журналистики, которая действительно реализует независимость. Но есть журналисты, которые прилагают усилия быть максимально независимыми, которые стремятся к серьезности и объективности в материалах, стараются не повлиять на людей, а быть посредниками в информационном поле. Хорошая журналистика старается не прибегать к влиянию и быть независимой в своих материалах, представлять мир таким, какой он есть, и эти старания очень важны и ценны. А менее качественная журналистика считает, что объективным быть невозможно, и поэтому можно использовать пропаганду и влиять на людей. Врачи тоже могут выполнять свою работу не в полной мере. Они могут не прилагать усилия, чтобы сохранить наши жизни, но мы бы ведь даже не думаем о том, что профессия врача ненужная или что врачи не должны прилагать усилия, чтобы сохранить человеческую жизнь.

В наши дни, в дни постоянных конфликтов, большинство СМИ играют роль провокаторов. Как вы оцениваете влияние желтой прессы на мировоззрение населения?

Я считаю, что в любом случае какое-либо влияние СМИ оказывают. Долгое время мы вообще сомневались, влияют ли масс-медиа на поведение, мнение и позицию, потому что, как мы знаем из психологии, люди лучше всего воспринимают и удерживают ту информацию, которая совпадает с их взглядами. Наука также долгое время предлагала гипотезу, что масс-медиа просто усиливают убеждения, но не влияют на них. Я с этим не согласен. Прежде всего нет какого-либо правильного убеждения. Мое мнение: СМИ оказывают сильное влияние. В наше время, в котором противоборствующие мнения ставят сильные и прямые вопросы, влияние оказывается на все. Так же есть группы людей, на которые проецируют уже существующее мнение – дети и молодежь. И я думаю, особенно на детей и молодежь СМИ усиливают свое влияние, которое также нельзя недооценивать.

Также многие средства массовой информации функционируют под лозунгом «Вокруг одни враги!». Хочу спросить у Вас как у социолога, как же должно себя вести в такой ситуации население, которое не жаждет войны?

В принципе сегодня медиа имеют тенденцию к конфронтации, которую проецируют на определенную группу общества. К этому также можно отнести демонстрацию силы, кстати, часто прослеживается националистическая тенденция. Это, например, сводки со спортивных соревнований. Допустим, как освещается олимпиада: мы всегда видим подробные новости о победе собственных спортсменов, но если успеха нет, то и новостей, как правило, тоже нет. И это достаточно проблематично, поскольку порождает конфликты, которые можно решить, только если обсудить проблему трезво и рационально. Вы еще спросили, как нужно на это реагировать. Я вижу только одно решение: просто не покупать, не смотреть, не слушать те медиа, в материалах которых вспыхивает националистическая тенденция.

Я читаю много немецких СМИ, и я не вижу столько антироссийской пропаганды, сколько в наших медиа антизападной.

Тут я могу сказать не очень много, потому что я не знаю русского. Но я слышал об этом от Вас и от других, я не хочу это оспаривать, ведь, как правило, лучше все видно «из-за двери своего дома». Но я все-таки считаю, что и в немецких, и в западных СМИ в целом антироссийские настроения имеют место. Существует также тенденция первоочередного освещения конфликтов, а это усиливает внутренние конфликты с собственной стране. Я думаю, очень хорошо видно, в немецких СМИ антироссийской тенденции достаточно. Население думает несколько иначе. Когда медиа освещали украинский конфликт, было абсолютно понятно, что многие люди не были полностью удовлетворены материалами СМИ, потому что в них они находили слишком сильную агрессию, направленную против России. Это было освещение одной точки зрения, но в таких конфликтах нужно учитывать мнение другой стороны. И политику экономических санкций против России из-за аннексии Крыма я считаю неправильной.

Как я заметила, в Германии региональные СМИ развиваются быстро и предлагают довольно качественный контент. У нас с локальной журналистикой не все в порядке. Что же такого особенного в немецкой региональной журналистики?

Региональные редакции представляют очень разнообразную журналистику, применяя традиционные методы работы. Там корреспонденты едут на место событий и видят все своими глазами. Что это значит? Небольшая территория вещания способствует тому, чтобы журналист сам контактировал с источниками, сам наблюдал, сам был вовлечен в то, о чем он готовит материал. Это очень важный пункт для региональной журналистики, как и то, чтобы писать о том, что действительно важно. Журналистика строится на восприятии и опыте. Люди могут делать профессиональную журналистику, для которой больше возможностей в региональных структурах, нежели в федеральных, где сегодня личный опыт заменяет интернет-сеть. Мы имеем такой феномен: некоторые «домашние редакции» больше доверяют информации из интернета и пресс-релизов, чем собственным или зарубежным корреспондентам. Я нахожу это довольно проблематичным, сообщения из-за рубежа приносят косвенный профессиональный опыт. Возможно, региональные СМИ должны лучше работать над сбором материала, чтобы избежать проблему получения информации через посредников.

Доктор Хорст Пётткер – сеньор-профессор университета Гамбурга, социолог, культуролог, публицист. До 2013 года заведующий кафедрой Теории и практики журналистики в Техническом университете Дортмунда. Исследователь теории и истории журналистской профессии, самоконтроля и профессиональной этики, методов работы журналиста (работа с источниками и с формами изображения), классических теорий публичности, журналистской культуры Германии и России.

comments powered by HyperComments

Еще по теме Мнение